Мимимио
send nudes asap
Я не жалуюсь, я просто записываю события, чтобы потом точно знать, когда все это произошло. Или если что-то произойдет со мной, то вы будете догадываться о причинах.

В конце ноября-декабре не стало Леи. Сейчас у меня уже нет в памяти точной даты, а лезть и поднимать снова все эмоции я не хочу. Я любила эту кошку, она была по-своему хороша, в отличие от последнего месяца ее жизни - это был ад. Она задыхалась от того, что в её крови недостаточно эритроцитов для нормального функционирования, а легкие заполнялись жидкостью. Ей

Потом умерла Кэрри. Женщина, на которую я равнялась с самого детства, женщина, в чью честь мы назвали самую красивую кошку на свете. Чистый лучик света и тепла.

8 января мама с братом переехали в казахстан, а в нашу квартиру перебралась бабушка. Да, я люблю ее и дедушку, но ощущение "дома" покинуло эту квартиру. Чувствую себя напряженно-чужой.

На новый год я почувствовала что что-то не то в отношениях с Сашей. Пробежал холодок. 27 января, хех, почти как ты, милая, он сказал мне, что больше не любит. Что чувства испарились, что все, он пытался и не смог. Проблема в том, что у меня чувства за эти два года стали ярче. Я смогла снова влюбиться в него за январь. А он - окончательно потухнуть.

28 числа я улетела к маме. С 27 числа не было ни одного дня, когда бы я воздержалась от алкоголя. Зато были дни, когда я воздерживалась от еды.

А потом Барсук начал таять. Когда я прилетела обратно в Москву, он весил в два раза меньше обычного. Отказался от еды и воды. Вчера весь день его тошнило желчью. Сегодня он забился в самую даль шкафов умирать - он не отзывается, хотя всегда был разговорчивым. Я чувствую это, я знаю это. Ему нет и двух лет. И он сгорает быстрее Леи.Сегодня мама сказала, чтобы мы больше не пытали его поездками в ветклиники, уколами и капельницами. А это значит только одно - нам придется подарить ему вечный сон, потому что ТАКАЯ смерть - это ужасное и мучительное испытание.

Сегодня вечером я усыпила Барсука.

Я не сломана. Я не разбита. Я перемолота в мелкую пыль, которую разносит ветром.

А самое тяжелое в том, что с уходом Саши я не могу позволить себе быть слабой. На мне бабуля с дедулей. На мне переезд. На мне прессинг мамы. Я не имею права показывать им свою слабину.И теперь живу с бабулей.

Мне не нужно жалости. Я просто пытаюсь понять, за что мне это.